предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава XXXIV. Досужие враки

Стэк-Айленд. Я помнил Стэк-Айленд, помнил и Лэйк-Провиденс в Луизиане - первый по-настоящему южный город, который встречаешь, путешествуя вниз го реке; лежит он на низкой равнине, в тени деревьев, с которых свисают почтенные седые бороды испанского мха. "У этого городка такой мирный, задумчивый, воскресный вид", - говорит дядюшка Мэмфорд с чувством; и он прав.

Некто мистер Х. сообщил нам кое-какие подробности относительно этой округи; я бы, пожалуй, усомнился в их достоверности, если бы не знал, что Х. служит помощником на пароходе. На нашем пароходе он был пассажиром. Живет он в Арканзас-Сити и направлялся в Виксберг, на свой маленький пакетбот линии "Санфлауэр". Это был суровый мужчина, имевший репутацию настоящего аскета по сравнению с остальной речной братией. Между прочим, он утверждал, что Арканзас сильно пострадал и отстал в развитии из-за того, что из поколения в поколение передавались преувеличенные слухи о засилии в нем москитов. "Вы можете, конечно, улыбаться, - сказал он, - и считать, что это пустяки; но когда видишь, как это влияет, как уменьшается приток переселенцев и понижается ценность земель, то это выходит совсем не пустяк, тут уж не отмахнешься и не отшутишься. Об этих москитах всегда говорили, что они чудовищных размеров и бороться с ними невозможно; а на самом деле они слабые, маленькие создания, чувствительные и робкие до невозможности..." и так далее и так далее. Можно было подумать, что он говорил о своей семье! Но, снисходительный к арканзасским москитам, он достаточно суров был к москитам Лэйк-Провиденс, "этим лэйк-провиденсским колоссам", как он под конец назвал их. По его словам, они вдвоем могут обратить в бегство собаку, а вчетвером - свалить с ног человека и, если не подоспеет помощь, умертвить - "заколоть его", как он выразился. Как бы мимоходом - и вместе с тем многозначительно - он упомянул, что "в Лэйк-Провиденс неизвестно обыкновенное страхование жизни, там принято только страхование от москитов". Он сообщил много любопытного об этих свирепых насекомых. Сказал, например, что сам видел, как они пытаются голосовать. Заметив, что это сообщение нас порядком ошеломило, он несколько его изменил: возможно, мол, что он ошибся, но во всяком случае он видел, как они суетились вокруг избирательных урн.

Другой пассажир, приятель Х., подтвердил его суровые показания против москитов и подробно описал нам кое-какие из своих интереснейших приключений с ними. Истории были довольно длинны, только довольно длинны. Но мистер Х. беспрестанно перебивал его холодным тоном: "Погодите-ка, скиньте двадцать пять процентов с этого. Так, теперь продолжайте". Или: "Ну, это вы хватили! Легче, легче - вы чересчур уж все разукрасили. Подавайте факты в трико, а не в размахаях..." Или: "Еще раз простите: если вы намерены еще что-нибудь прибавить, вам придется взять два-три катера и тащить все ваши россказни на буксире, потому что они у вас впитали всю воду из реки. Держитесь фактов, только голых фактов! Этим джентльменам нужна для книги лишь одна голая истина. Не правда ли, джентльмены?" Он конфиденциально объяснил нам, что за этим человеком приходится постоянно следить и удерживать его в границах. В том, что такая предосторожность необходима, он, мистер Х., убедился на собственном горьком опыте. Он прибавил: "Не буду вас обманывать: однажды он рассказал мне такую чудовищную ложь, что у меня от нее вспухло левое ухо, - оно так разрослось, что я не мог ничего видеть из-за него, и оставалось в таком виде несколько месяцев, так что люди за много миль приезжали посмотреть, как я своим ухом обмахиваюсь".

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2015
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://s-clemens.ru/ "S-Clemens.ru: Марк Твен"