предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава XXXVIII. "Чудо-дом"

В Новый Орлеан мы прибыли на цинциннатском пароходе, или, иначе говоря, в цинциннатском пароходе. Оба выражения правильны: первое - в восточных штатах, второе - в западных.

Мистер Диккенс не соглашался с тем, что пароходы на Миссисипи "великолепны", что они представляют собой "плавучие дворцы". Так их обычно называли, и названия эти ничуть не преувеличивали восторг, с которым население смотрело на эти пароходы.

Мнение мистера Диккенса, возможно, неоспоримо, но мнение населения уж безусловно неоспоримо. Если мистер Диккенс сравнивал миссисипские пароходы с коронными бриллиантами или с Тадж-Махалом1, или с Маттерхорном2, или с другими драгоценными и удивительными вещами, которые ему пришлось видеть, то он был прав - эти пароходы не назовешь великолепными. Но местные жители сравнивали их с тем, что приходилось видеть им, а при таком мериле, с такой точки зрения - пароходы, конечно, были великолепны; определение это правильно, здесь ничто не преувеличено. Население было так же право, как мистер Диккенс, - пароходы были прекраснее всего, что можно было увидеть на берегах реки. По сравнению с лучшими особняками и первоклассными отелями всей долины, они несомненно были великолепны, были "дворцами". Некоторым жителям Нового Орлеана и Сент-Луиса они, возможно, не казались ни великолепными, ни похожими на дворцы, но для огромного большинства населения этих городов и для всего населения обоих берегов от Батон-Ружа до Сент-Луиса это были дворцы; они соответствовали мечте всякого обывателя о великолепии и удовлетворяли эту мечту.

1 (Тадж-Махал - выдающийся памятник индийского зодчества, мавзолей султана Шах-Джехана и его жены Мумтаз-и-Махал, сооруженный в 1632 - 1650 гг. на берегу р. Джамна)

2 (Маттерхорн - гора в Пеннинских Альпах, на границе Швейцарии и Италии)

В каждом городке, в каждой деревне всей обширной полосы по обе стороны реки имелся свой "чудо-дом" - лучшее здание, самое красивое здание, особняк, дом самого богатого и видного из граждан. Описать такой дом легко: просторный двор, заросший травой, обнесете побеленным забором, который всегда в полной исправности; от калитки до дверей - вымощенная кирпичом дорожка; дом - большой, четырехугольный, двухэтажный, рубленый, выкрашенный белой краской, с портиком, как у греческого храма, - с той разницей, что здесь колонны с каннелюрами и коринфские капители - лишь трогательная подделка: они сосновые, крашеные; у входной двери - железный молоток; медная дверная ручка потемнела, давно не чищена. Внутри - передняя с полом из строганых досок и без ковра; отсюда видна гостиная (пятнадцать футов на пятнадцать, а иногда пятью - десятью футами больше); неизбежный ковер, посредине - стол красного дерева, на нем лампа с зеленым бумажным абажуром стоит на чем-то вроде сетки - на так называемой "салфетке под лампу", связанной из яркой шерсти разных цветов руками дочерей семейства. Несколько книг, разложенных кучками и поодиночке, в строгом порядке, по традиционному неизменному плану; среди них Таппер1 со множеством карандашных пометок, "Подношения дружбы" и "Венок любви" с их сочными глупостями, иллюстрированными поблекшими меццо-тинто; а также "Оссиан", "Алонзо и Мелисса", иногда "Айвенго" и "Альбом", весь исписанный доморощенными "стихами" из категории: "Ты душу ранила, которая любила"; два-три сентиментально-нравоучительных романа, вроде "Пастуха с Солсберийской равнины" и т. д.; последний номер целомудренного и безвредного "Дамского журнала" Годи с раскрашенными модными картинками, на которых женщины похожи на восковых кукол: все с одинаковыми ртами, с губами и глазами одинаковой величины, и из-под платья каждой женщины ростом в пять футов выглядывают двухдюймовые клинышки, которые должны изображать половинки ее ступней. Покрытая лаком герметическая печка (новое и убийственное изобретение) с трубой, проходящей через доску, которая закрывает вышедший в отставку добрый старый камин. На деревянной полке над камином - с каждой стороны по большой корзине с персиками или другими фруктами в натуральную величину, грубо сделанными из гипса или воска и раскрашенными, чтобы походить на настоящие, но безрезультатно. Посредине над камином - гравюра: Вашингтон переправляется через Делавэр2; на стене у двери - работа одной из дочек: копия той же картины, вышитая шерстью кричащих цветов, - произведение искусства, которое заставило бы Вашингтона поколебаться в момент переправы, если бы он мог предвидеть, к каким последствиям это приведет. Фортепиано - верней, разбитая кастрюля под видом фортепиано, - на нем ноты, переплетенные и непереплетенные, а на этажерке рядом: "Битва при Праге", "Птичий вальс", "Арканзасский путник", "Наладь смычок", "Марсельеза", "На острове пустынном, голом" (Святая Елена), "Разбиты последние звенья", "В ночь последней нашей встречи был на ней венок из роз", "Уйди, забудь меня, зачем же омрачать твое чело печалью?", "Были в жизни часы, дорогие навеки", "Давно, давным-давно", "Дни разлуки", "Жизнь на волнах морских, дом над ревущей бездной", "Птичка в море"; а на пюпитре раскрыты оставленные томной певицей ноты: "Плы-и-ви же, серебряный м-е-есяц, и страннику путь ука-а-жи!" - и так далее. К фортепиано задумчиво прислонилась гитара, - такая гитара сама может сыграть испанское фанданго, если вы возьмете первую ноту. Бредовое произведение искусства на стене, изготовленное тут же в доме, - благочестивое изречение, вышитое цветным гарусом или выложенное из сухих трав: это прародитель имеющихся в наше время в продаже надписей, вроде: "Благослови, господи, наш дом". На стене в черных лепных рамах и другие произведения искусства, задуманные и выполненные дочками, - это мрачные рисунки черным и белым карандашом, чаще всего пейзажи: озеро, одинокий парусник, окаменелые облака, на берегу деревья каких-то догеологических эпох, черные, как уголь, пропасти; в углу картины заметно выделяется имя преступника. Литография "Переход Наполеона через Альпы", литография "Могила на Святой Елене". Гравюры на стали Трамбэлла - "Битва при Бэнкер-Хилле" и "Вылазка из Гибралтара". Гравюры на меди - "Моисей, исторгающий воду из скалы" и "Возвращение блудного сына". В большой позолоченной раме масляными красками клевета на семью: папаша держит книгу ("Конституция Соединенных Штатов"); гитара, перевитая голубыми лентами, прислонена к мамаше; девицы - еще в детском возрасте, в туфельках и панталончиках с фестонами, - одна прижимает к груди игрушечную лошадку, другая клубком шерсти дразнит котенка, и обе приторно улыбаются мамаше, а мамаша - им; все свежи, красны, как сырое мясо, словно с них содрали кожу. Напротив, тоже в золоченой раме, дедушка и бабушка в возрасте тридцати и двадцати двух лет - чопорные, старомодные, в высоких воротничках и рукавах с буфами - пучат бледные глаза на фоне сплошной тьмы египетской. Под стеклянным колпаком от французских часов - большой букет окостеневших цветов из трупно-белого воска. В углу - горка в виде пирамиды, на ее полках - главным образом безделушки того времени, расставленные с расчетом на эффект: раковина, на которой вырезаны слова молитвы "Отче наш"; другая раковина - продолговато-овальная, с узкой прямой щелью, длиной в три дюйма от одного до другого края, - на ней вырезан портрет, Вашингтона, сделанный из рук вон плохо: отверстие раковины напоминает рот Вашингтона, и художник должен был приноровить к нему все остальное. Эти раковины - память о совершенном много лет тому назад свадебном путешествии в Новый Орлеан и посещении французского базара. Остальные безделушки - калифорнийские "экспонаты": кварц с вкрапленной в него золотой бородавкой; старинный позолоченный медальон, в котором хранится локон кого-то из предков; кремневые наконечники индейских стрел; пара бисерных мокасин - подарок дяди, в свое время пересекшего прерии; три корзиночки из квасцов разного цвета - каркасы из проволоки, обсаженной, точно леденцами, кубическими кристалликами квасцов, - это художественные достижения молодых девиц, двойники и копии таких произведений искусства вы найдете на всех этажерках в этой части страны; коллекции засушенных и наколотых на картон жучков и бабочек; раскрашенная игрушечная собачка, прикрепленная к подставке: если надавить подставку, песик опускает нижнюю челюсть и пищит; сахарный кролик - все части тела слились в одно и неразличимы; оловянная медаль в память выборов президента; миниатюрный картонный пильщик, который от тепла начинает двигаться, когда его сажают на печную трубу; фигурка Наполеона из воска; обширная выставка дагерротипов с тусклыми изображениями детей, родителей, кузенов, теток и знакомых во всяких позах, кроме естественных, - но на дагерротипах на заднем плане еще нет портиков и искусственных, уходящих вдаль ландшафтов: они появились позднее, с фотографией; все расплывчатые фигуры на дагерротипах богато украшены цепочками и перстнями (металл указан полосками и пятнышками ярко-золотеющей бронзы, так что сомнений быть не может); все слишком тщательно причесаны, слишком чопорно-неподвижны, все чувствуют себя связанными в негнущихся парадных туалетах такого покроя, что трудно себе представить, чтобы он когда-либо был в моде; муж и жена обыкновенно изображены вместе - он сидит, она стоит, положив руку ему на плечо; на лицах у обоих не изгладились за все эти прошедшие годы явные последствия торопливого приказания дагерротипщика: "Теперь, пожалуйста, улыбнитесь". Над горкой с безделушками - самым священным местом, - на прибитой к стене подставке - акварельное оскорбление, нанесенное юной племянницей, которая много лет тому назад приезжала сюда погостить и умерла. А жаль: со временем могла бы и раскаяться. Стулья и диван, набитые конским волосом, которые все время выскальзывают из-под вас. Оконные шторы из лощеной ткани с набивными, ярчайших цветов, молочницами и руинами замков. Ламбрекены висят на вычурных кронштейнах из кованой золоченой жести. В спальнях - коврики из лоскутков, кровати "с сетками" и с провалом посредине, так как сетки недостаточно натянуты; пожелтевшие перины, которые не слишком часто проветриваются; стулья с плетеными из камыша сиденьями, качалки - с лубяными; на стене зеркало величиной со школьную грифельную доску, в фанерованной раме; дедовское бюро; иногда, - но не обязательно, - умывальный таз и кувшин. Медный подсвечник, сальная свечка, щипцы для снятия нагара. Больше и комнате ничего нет. Ванной в доме не имеется, - и вряд ли здесь побывает гость, который когда-либо видывал ванную.

1 (Таппер Мартин (1810 - 1889) - английский писатель, автор книги "Философия, вошедшая в пословицы" - собрания мещанских нравоучительных изречений в стихах)

2 (...Вашингтон переправляется через Делавэр... - Имеется в виду один из драматических эпизодов войны за независимость (1775 - 1783), когда Вашингтон, после ряда неудачных сражений с англичанами, вынужден был с остатками армии отступить за реку Делавэр)

Таковы были дома наиболее видных граждан повсюду, от предместий Нового Орлеана до окраины Сент-Луиса. Всходя на один из больших, хороших пароходов, такой гражданин словно вступал в новый, чудесный мир: трубы наверху вырезаны в виде султана торчащих перьев, а иногда и выкрашены в красный цвет, лоцманская рубка, верхняя палуба, нижняя палуба - все обнесено белыми деревянными перилами с филигранной резьбой замысловатых узоров. У подъемных стрел верхушки в виде золоченых желудей; золоченые оленьи рога над большим колоколом; на кожухе колеса иногда какая-нибудь яркая символическая картина. Большая, просторная нижняя палуба выкрашена голубой краской, уставлена виндзорскими креслами1, внутри - вместительные белоснежные каюты. На двери каждой каюты фарфоровая ручка и картина масляными красками. Поверху тянется филигранная резьба, тронутая позолотой, - всюду, куда ни глянешь. На каждом шагу высокие канделябры, каждый - настоящий апрельский ливень сверкающих стеклянных капель. Приятный радужный свет, струящийся из цветных стекол в иллюминаторах. Все вместе - длинный ослепительный туннель, ошеломляющее и радующее душу зрелище! В дамском салоне - уилтонский ковер, розовый с белым, мягкий, как мех, с восхитительным узором - огромными цветами. Затем салон для новобрачных (скотина, которой принадлежит эта идея, в то время была еще в живых и не повешена) - салон новобрачных, претенциозная слащавость которого, конечно, внушала благоговение слабому интеллекту славословящего обывателя. В каждой каюте - две удобные чистенькие койки, бывало даже и зеркало и удобный стенной шкафчик. А иногда - даже умывальный таз и кувшин и половинка полотенца, которую при известном опыте удавалось не спутать с сеткой от москитов; впрочем, обычно эти предметы отсутствовали, и пассажиры, сняв пиджаки, умывались у длинного ряда умывальных раковин в парикмахерской, где имелись общие полотенца, общие гребенки и общее мыло.

1 (Виндзорское кресло - деревянное резное кресло особого фасона, получившего распространение в Англии в начале XVIII в.)

Вообразите себе пароход таким, каким я только что вам его описал, и он даже покажется вам исключительно великолепным, исключительно нарядным, исключительно привлекательным и исключительно удобным. Теперь покройте его слоем древней, крепко въевшейся грязи - и это будет тот пароход из Цинциннати, о котором я недавно упоминал. Но и там грязь была только внутри, так как пароход держали в порядке во всех отделениях, кроме отделений, которыми ведал пароходный стюард.

А если этот пароход вымыть и выкрасить заново, он будет точной копией самого прославленного парохода времен расцвета, ибо в архитектуре пароходов на Западе не произошло никаких перемен, не изменилось и внутреннее убранство.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2015
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://s-clemens.ru/ "S-Clemens.ru: Марк Твен"