предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава XLII. Война!

Кларенс один сидел в своих покоях, погруженный в меланхолию. Вместо электрической лампы перед ним горела древняя светильня, шторы на окнах были спущены, и комнату наполнял полумрак. Он вскочил и кинулся ко мне.

- Я готов заплатить биллион мильрейсов за счастье видеть тебя живым!

Он узнал меня сразу, несмотря на то, что я был переодет. Это, естественно, напугало меня.

- Расскажи мне, как произошло все это? - сказал я. - Что случилось?

- Если бы не королева Гиневра, беда не свалилась бы на нас так скоро, но в конце концов мы все равно не избегли бы беды. Беда эта вообще была неотвратима, но, к несчастью, случилось так, что начало ей положила королева.

- И сэр Ланселот?

- Вот именно.

- Расскажи подробности.

- Тебе хорошо известно, что за последние годы на отношения между королевой и сэром Ланселотом во всем королевстве не смотрел косо только один человек...

- Да, король Артур.

- И только одно сердце ничего не подозревало...

- Да, сердце короля; сердце, которое не способно было заподозрить предательство со стороны друга.

- И король, вероятно, дожил бы до конца дней в счастливом неведении, если бы не одно из твоих нововведений - биржа. Когда ты уехал, железная дорога между Лондоном, Кентербери и Дувром была почти готова, а железнодорожные акции созрели для биржевой игры. Можно было рискнуть, и все знали об этом. Акции раскупались охотно. Так что же сделал сэр Ланселот?..

- Я знаю, что он сделал: он спокойно продал почти весь свой пакет акций, а когда благодаря этому цены на акции пали, он по дешевке купил вдвое больше акций, чем продал, и разорил всех.

- Правильно. Держатели акций посмеивались, продавая ему акции за пятнадцать и за шестнадцать, в то время как цена им была десять. Но смеяться им пришлось недолго. Через несколько дней они охотно заплатили бы Непобедимому за каждую акцию по двести восемьдесят три!

- Боже!

- Он ободрал их как липки! И они это заслужили; и все королевство этому радовалось. Но в числе разоренных оказались сэр Агравэн и сэр Мордред, племянники короля. Конец первого действия. Действие второе, сцена первая; замок Карлайл, куда двор прибыл на несколько дней поохотиться. Действующие лица: королевские племянники Мордред и Агравэн предлагают открыть глаза Артуру на отношения Гиневры и сэра Ланселота. Сэр Гоуэы, сэр Гарет и сэр Гахерис заявляют, что они не хотят быть причастными к такой подлости. Начинается спор, и очень громкий. И тут входит король. Мордред и Агравэн обрушивают на него весь свой ужасный рассказ. Немая сцена. По приказу короля сэру Ланселоту подставляют ловушку, и сэр Ланселот попадает в нее. Это дорого обошлось доносчикам - Мордреду, Агравэну и двенадцати другим рыцарям помельче, - потому что сэр Ланселот убил их всех, кроме Мордреда; но, конечно, это не могло улучшить отношений между Ланселотом и королем, и не улучшило.

- О боже, результат этого мог быть только один: война! Рыцари всего королевства разделились на две партии - на партию короля и партию сэра Ланселота.

- Так оно и случилось. Король послал королеву на костер, чтобы очистить ее огнем. Ланселот со своими рыцарями спас ее и, спасая, убил многих твоих и моих старых друзей, самых лучших друзей: погибли сэр Белиас ле Оргюлю, сэр Сегваридес, сэр Грифлет ле Фис де Дье, сэр Брандайлс, сэр Эгловэл...

- О, ты надрываешь мне сердце!

- Погоди, я еще не кончил... сэр Тор, сэр Готер, сэр Джиллимер...

- Лучший игрок в моей бейсбольной команде! Как он бил правой!

- Три брата сэра Рейнолда, сэр Дамус, сэр Приам, сэр Кэй-Странник...

- Тоже великолепный игрок, не раз ловивший мяч зубами. Довольно, с меня хватит.

- Сэр Драйент, сэр Ламбегус, сэр Хермайнд, сэр Пертолоп, сэр Перимонес и... кто бы ты думал еще?

- Скорей! Не мучь меня!

- Сэр Гахерис и сэр Гарет - оба!

- Невероятно! Они обожали Ланселота.

- Это вышло случайно. Они были просто зрителями: пришли безоружные поглядеть, как будут наказывать королеву. Сэр Ланселот рубил в слепом бешенстве всех, кто попадался ему на пути, и зарубил сэра Гахериса и сэра Гарета, даже не заметив, кто они такие. Вот моментальный фотографический снимок этого побоища; он продается в каждом газетном ларьке. Видишь: сэр Ланселот стоит возле королевы, подняв меч, а рядом умирает сэр Гарет. Даже сквозь дым можно разглядеть муку на лице королевы. Потрясающий снимок!

- Потрясающий. Необходимо его сохранить. Это исторический документ, ему цены нет! Продолжай.

- Затем началась самая настоящая война. Ланселот отступил в свой замок Твердыня Счастья и собрал вокруг себя всех примкнувших к нему рыцарей. Король с большим войском двинулся к замку, и они сражались много дней, завалив все окрестности трупами и обломками железа. Потом церковь помирила Артура с Ланселотом и королевой - со всеми, кроме сэра Гоуэна. Сэр Гоуэн оплакивал своих убитых братьев сэра Гарета и сэра Гахериса и ни за что не хотел мириться. Он предупредил Ланселота, что идет на него войной и чтобы тот приготовился. Ланселот со своими сторонниками отплыл в свое герцогство Гийень, а Гоуэн последовал за ним с армией и уговорил Артура плыть туда же. Артур оставил управление королевством в руках сэра Мордреда до твоего возвращения...

- Ох! Узнаю короля и его обычную мудрость.

- Да. Сэр Мордред сразу же вздумал сделаться королем. Прежде всего он решил жениться на Гиневре, но она удрала и спряталась в лондонском Тауэре. Мордред напал на Тауэр; архиепископ Кентерберийский отлучил его от церкви. Король вернулся; Мордред сражался с ним в Дувре, и в Кентербери, и в Бархэмской долине. Потом начались переговоры о мире. Условия: Мордред получает Корнваллис и Кент до конца жизни Артура, а потом к нему переходит все королевство.

- Здорово! Моя мечта о республике так и останется мечтой.

- Да. Обе армии стояли под Солисберл. Гоуэн, - голова Гоуэиа покоится в Дуврском замке, где он пал в бою, - Гоуэн явился Артуру во сне, - ну, не сам Гоуэн, а его дух, - и посоветовал ему в течение месяца не вступать в бой, чего бы ни стоила такая задержка. Но случайность ускорила решительное столкновение. Артур приказал: если во время переговоров с Мордредом о мире хоть один рыцарь обнажит меч, сразу же трубить в трубы и кидаться на неприятеля, ибо Мордреду он не доверял. Мордред отдал такой же приказ своей армии. Внезапно одного рыцаря укусила в пятку змея; рыцарь забыл о приказе и зарубил змею своим мечом. Через полминуты обе враждебные армии кинулись друг на друга. Они сражались весь день. Наконец король... Знаешь, после твоего отъезда мы ввели у себя в газете кое-что новенькое...

- В самом деле? Что же именно?

- Корреспонденции с фронта.

- Отлично.

- Да, наша газета шла чудесно, потому что, пока длилась война, отлучение на нас не распространялось. Мои военные корреспонденты сидели в обеих армиях. Я прочту тебе, как один из моих ребят описал конец этой битвы!

...Тогда король поглядел по сторонам и увидел, что все его добрые рыцари пали, кроме двух: сэра Лукана де Бутлера и его брата сэра Бедивера; но и они были тяжело ранены. "Господи Иисусе, - сказал король, - где все мои благородные рыцари? Увы, зачем я дожил до этого грустного дня! И мой конец уже близок. Если бы только господь помог мне узнать, где этот предатель сэр Мордред, заваривший всю эту кашу!" И король Артур увидел сэра Мордреда, который стоял среди груды мертвых тел, опершись на меч. "Дай мне свое копье, - сказал Артур сэру Лукану, - ибо я выследил предателя, зачинщика всех наших бед". - "Государь, пощади его, - сказал сэр Лукан, - ибо он несчастен. Вспомни свой сон, государь, вспомни, что сказал тебе ночью дух сэра Гоуэна, вспомни, от чего предостерегал тебя всеблагий господь. Ради господа, государь, оставь его в покое. Ибо, благодарение богу, ты победил: нас осталось трое в живых, а с сэром Мордредом нет никого. Если ты не тронешь его, сей злополучный день минует". - "Мне все равно - жить или умереть, - сказал Артур. - Он сейчас один, и он не уйдет от меня, ибо лучшего случая мне не дождаться". - "Да хранит тебя господь", - оказал сэр Бедивер. Король взял его копье в обе руки и побежал к сэру Мордреду, крича: "Предатель, твой смертный час настал!" Сэр Мордред, услышав сэра Артура, кинулся к нему с мечом в руке. И король Артур пронзил сэра Мордреда ниже щита насквозь, и наконечник копья вышел наружу. Сэр Мордред, видя, что рана его смертельна, сам нанизал себя на копье короля Артура до рукоятки. Держа меч обеими руками, он обрушил его на голову Артура с такой силой, что разрубил и шлем и череп; свершив это, сэр Мордред мертвым рухнул на землю. И благородный Артур упал без чувств, и долго его не могли привести в себя...

- Отличный образец военной корреспонденции, Кларенс! Ты стал первоклассным журналистом. Король выздоровел? Поправился?

- Увы, нет. Он умер.

Я был ошеломлен; мне всегда казалось, что этого человека невозможно убить.

- А королева, Кларенс?

- Она монахиня в Олмсбери.

- Какие перемены! И за такой короткий срок. Непостижимо. Что же делать?

- Я скажу тебе, что делать.

- Ну?

- Поставить наши жизни на карту и держаться изо всех сил!

- Что ты хочешь этим сказать?

- Теперь власть в руках церкви. Ты подвергся отлучению заодно с Мордредом; это отлучение не снимут до тех пор, пока ты жив. Уже собираются кланы1. Церковь созывает всех рыцарей, оставшихся в живых; и как только узнают, что ты вернулся, у нас будет достаточно хлопот.

1 (Кланы - кельтские родовые общины, остатки которых сохранялись в горной Шотландии вплоть до середины XVIII в.)

- Вздор! С нашим смертоносным боевым материалом, с нашим хорошо обученным войском...

- Оставь! У нас есть не более шестидесяти человек, на которых можно положиться.

- Что?! А наши школы, наши колледжи, наши мастерские, наши...

- Когда явятся рыцари, все эти учреждения перейдут на сторону врага. Неужели ты воображаешь, что тебе удалось избавить этих людей от предрассудков?

- По правде сказать, я так думал.

- Так больше не воображай. Они повиновались тебе до отлучения; после отлучения они отшатнулись от тебя. Сердца дали трещину. Пойми это. Когда вражеские армии придут сюда, тебе все изменят.

- Дурные вести. Мы пропали. Они обратят против нас все то, чему мы научили их.

- Нет, это им не удастся.

- Почему?

- Потому что я с верными мне людьми уже принял предупредительные меры. Я потом расскажу тебе об этом. Ты хитер, но церковь еще хитрее. Это церковь отправила тебя в плаванье - с помощью докторов, находившихся у нее на службе.

- Кларенс!

- Я говорю правду. Я знаю это наверно. Каждый офицер и каждый матрос вашего корабля был подкуплен церковью.

- Ну, полно!

- Не спорь! Я не сразу об этом узнал, но я узнал об этом достоверно. Приказывал ли ты капитану своего корабля передать мне устно, что, когда он вернется к тебе с припасами, ты уедешь из Кадикса...

- Из Кадикса? Я никогда не был в Кадиксе!

- ...ты уедешь из Кадикса и отправишься в плаванье в дальние моря для поправления здоровья своей семьи. Ты велел передать мне эти слова?

- Конечно нет. Ведь я мог бы написать.

- Разумеется! Я забеспокоился и стал подозревать. Когда капитан отплывал, я отправил вместе с ним на корабль шпиона. С тех пор я ничего не слышал ни о корабле, ни о шпионе. Я решил подождать вестей от тебя две недели и затем послать за тобой судно в Кадикс. Но сделать этого мне не пришлось.

- Почему?

- Наш флот внезапно и таинственно исчез! Столь же внезапно и столь же таинственно перестали работать железные дороги, телеграф и телефон; служащие разбежались, столбы были срублены, церковь наложила запрет на электрическое освещение! Нужно было как-то действовать, и немедленно. За жизнь твою я не опасался - никто во всем королевстве, кроме Мерлина, не решился бы дотронуться до такого волшебника, как ты, не имея за спиной десятитысячного войска. Значит, мне нужно было заняться приготовлениями к твоему приезду. За себя я тоже не боялся - никто не посмеет тронуть твоего любимца. И вот что я сделал. Из различных наших мастерских я выбрал людей, - вернее, мальчиков, - на верность которых при любых обстоятельствах я мог положиться, тайно собрал их и дал им указания. Их пятьдесят два; ни одного моложе четырнадцати лет и ни одного старше семнадцати.

- Почему ты избрал только мальчиков?

- Потому что остальные родились и выросли в атмосфере предрассудков. Предрассудки у них в крови и в костях. Мы воображали, что мы переделали их образованием; они сами так полагали; отлучение пробудило их, как удар грома! Они поняли себя, и я понял их. Мальчики дело другое. Те, которые воспитывались нами в течение семи или десяти лет, не знакомы со страхом перед церковью, и именно из их среды я отобрал пятьдесят два своих молодца. Затем я украдкой посетил старую Мерлинову пещеру - не ту, что поменьше, а большую...

- Да, ту, где мы поставили нашу первую электрическую машину, когда я замыслил чудо?

- Вот именно. А так как чудо тогда не понадобилось, мы теперь можем использовать эту машину для других целей. В пещеру я доставил провиант на случай осады.

- Отличная идея, первоклассная идея!

- Я и сам так думаю. И поручил сторожить эту пещеру четверым моим мальчикам - внутри, конечно, не на виду. Им приказано никого не трогать, но если кто вздумает войти в пещеру - пусть только попробует! Затем я пошел в горы, открыл и перерезал тайные провода, соединяющие твою спальню с проводами, ведущими к динамитным минам, заложенным под всеми нашими фабриками, заводами, складами и мастерскими, а ночью с помощью моих мальчиков соединил эти провода с пещерой, и теперь никто, кроме тебя и меня, не знает, куда и откуда они ведут. Вся проводка, конечно, подземная, и закончили мы ее в несколько часов. Не выходя из нашей крепости, мы можем теперь в любой миг взорвать всю нашу цивилизацию.

- Это правильный ход, естественный ход, - мало ли чего может потребовать от нас военная необходимость. О, как все переменилось! Мы ждали, что нам когда-нибудь придется выдержать осаду во дворце, но не... Впрочем, продолжай.

- Затем мы соорудили проволочное заграждение.

- Проволочное заграждение?

- Да. Ты сам подсказал это мне года два или три назад.

- А, помню - когда церковь впервые попробовала помериться с нами силами и затем решила отложить это до более удобного случая. Как же ты устроил это заграждение?

- Взял двенадцать крепких проводов - голых, без изоляции, идущих от большого динамо в пещере, - динамо имеет два полюса, положительный и отрицательный...

- Правильно.

- Вывел провода из пещеры и, почти на уровне земли, соорудил изгородь вокруг плоского участка в сто ярдов в диаметре; изгородь эта состоит из двенадцати отдельных изгородей, в десяти футах одна от другой, - иначе говоря, двенадцать концентрических кругов, - и концы всех проводов снова сходятся в пещере.

- Правильно. Продолжай.

- Изгороди укреплены на тяжелых дубовых столбах, отстоящих один от другого всего на три фута и врытых в землю на пять футов глубины.

- Хорошо и прочно.

- Да. Провода не имеют заземления вне пещеры. Они отходят от положительного полюса динамо; с землей они соприкасаются через отрицательный полюс; провода возвращаются в пещеру, и каждый из них заземлен отдельно.

- Нет, нет, так не годится!

- Почему?

- Слишком большой расход энергии, энергия пропадает зря. Заземление для всей системы должно быть только одно - через отрицательный полюс. Концы проводов должны быть введены обратно в пещеру и укреплены по отдельности без всякого заземления. Посмотри, какая получится экономия. Кавалерия идет в атаку на наше проволочное заграждение; ты не тратишь энергии, ты не тратишь денег, потому что у тебя всего одно заземление до тех пор, пока лошади не коснутся проволоки; но чуть они коснутся проволоки, произойдет замыкание с отрицательным полюсом через землю, и лошади падут мертвыми. Энергия расходуется только в то мгновение, когда она необходима; твоя молния при тебе и готова к действию, как заряженное ружье; но она не стоит тебе ни цента, пока ее не выпустишь. Нужно только одно заземление...

- Конечно! Не знаю, как я это упустил из виду. Это не только дешевле, но и действеннее, так как, даже если провода оборвутся или запутаются, вреда не будет.

- Особенно если у нас в пещере будет автоматический выключатель испортившихся проводов. Продолжай. Артиллерия?

- Есть и артиллерия. В центре внутреннего круга на обширной платформе высотой в шесть футов я установил батарею из тринадцати орудий с большим запасом снарядов.

- Хорошо. Батарея командует над окрестностями, и когда рыцари церкви явятся, они будут встречены музыкой. А утес, что навис над пещерой?

- Там тоже устроено проволочное заграждение и поставлены орудия. Будь спокоен, камнями им швырять в нас не придется.

- А динамитные мины со стеклянными цилиндрами?

- И мины припасены. Я там насадил прелестный садик. Он расположен вокруг проволочного заграждения поясом в сто футов шириной. Мины лежат на земле и присыпаны сверху песочком. На вид этот садик кажется совсем невинным, а пусть кто-нибудь войдет в него, и ты увидишь, что будет.

- Ты испытал мины?

- Собирался испытать, но...

- Но что? Это огромное упущение, не попытаться...

- Испытать? Знаю; они в порядке: я для пробы заложил несколько штук на проезжей дороге - и их испытали.

- Это меняет дело. Кто же их испытал?

- Церковная комиссия.

- Очень мило с ее стороны.

- Да. Она явилась требовать от нас повиновения. Видишь ли, она вовсе не собиралась производить испытание мин: это произошло случайно.

- Комиссия доложила о результате испытания?

- Еще бы! Доклад был слышен за целую милю.

- Единодушный доклад?

- Принятый всеми голосами. Я выставил на дороге кое-какие знаки в предупреждение будущим комиссиям, но больше нас не беспокоили.

- Кларенс, ты превосходно поработал.

- Что ж, времени было достаточно. Торопиться некуда.

Мы сидели, молчали и думали. Я сказал:

- Да, все готово; все предусмотрено, ни одна мелочь не забыта. Я знаю, что теперь делать.

- Я тоже; сидеть и ждать.

- Нет, сэр! Встать и нанести удар!

- Ты так думаешь?

- Именно так! Я не сторонник обороны, я сторонник нападения. Во всяком случае, когда силы почти равные. О да, мы нанесем удар! Этого требуют правила нашей игры.

- Ты почти наверняка прав. Когда же начнется спектакль?

- Сейчас. Мы провозгласим республику.

- Вот это значит ускорить развязку!

- Ого! Да еще какими темпами! Завтра утром уже вся Англия превратится в осиное гнездо, если только церковь не смолчит, - а она не смолчит. Пиши, я буду диктовать:

Прокламация

Да будет известно всем! Так как король умер, не оставив наследника, долг мой повелевает мне не выпускать из рук кормило власти, которое мне вручено, до тех пор, пока не будет создано правительство. Монархия прекратила свое существование. Следовательно, вся политическая власть возвращается к своему первоисточнику, к народу. Вместе с монархией умерли и все присущие ей учреждения; больше нет ни дворян, ни привилегированных классов, ни государственной церкви; отныне все люди равны; каждый может свободно избрать себе религию. Сим провозглашается республика, как естественное состояние нации, когда перестали существовать все другие виды власти. Долг британского народа - избрать голосованием своих представителей и поручить им образовать правительство.

Я подписал: "Хозяин", поставил дату и обозначил место: "Мерлииова пещера".

Кларенс сказал:

- Это, значит, известить их, где мы находимся: приходите и берите нас.

- Так и надо. Мы нанесли удар этой прокламацией, - теперь их черед. Позаботься, чтобы это было отпечатано и расклеено. А затем, если у тебя найдутся два велосипеда, едем в Мерлинову пещеру.

- Через десять минут все будет готово. Какая буря поднимется завтра, когда эта бумажка начнет свою работу!.. А славный все-таки этот дворец; увидим ли мы его когда-нибудь снова? Но не стоит думать об этом.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2015
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://s-clemens.ru/ "S-Clemens.ru: Марк Твен"