предыдущая главасодержаниеследующая глава

"Приключения Гекльберри Финна" и "Янки из Коннектикута при дворе короля Артура" (А. И. Старцев)

Повести Твена "Приключения Гекльберри Финна" и "Янки из Коннектикута при дворе короля Артура" относятся к расцвету его творчества.

Первоначальный замысел "Приключений Гекльберри Финна" возник у Твена сразу после завершения "Приключений Тома Сойера". В письме к своему другу писателю Гоуэлсу от 5 июля 1875 года, сообщая об окончании повести о Томе Сойере, он добавляет: "Придет время, я возьму мальчугана 12 лет и проведу его по жизни (это будет рассказ от первого лица). Только не Тома Сойера, он не годится". В следующем, 1876 году Твен приступил к работе над "Приключениями Гекльберри Финна"; однако, написав несколько более четверти книги, отложил рукопись в сторону и вернулся к ней вплотную лишь в 1883 году. В конце 1884 года "Приключения Гекльберри Финна" вышли в Англии и в начале 1885 года - в США.

Продолжительные паузы в работе над книгой обычны в писательской практике Твена, но этот шестилетний перерыв в работе над "Гекльберри Финном" сыграл, по-видимому, решающую роль в кристаллизации окончательного замысла повести. Первые главы "Приключений Гекльберри Финна", написанные в 1876 году, служат как бы продолжением "Приключений Тома Сойера". Замена центрального героя существенно меняет группировку материала в повести и его освещение. Тем не менее в этих главах "Гекльберри Финна" еще не чувствуется намерения автора далеко отойти от трактовки социального материала и от художественной манеры, характерных для первой повести.

Конец 70-х и начало 80-х годов XIX века были важным рубежом в американской общественной жизни. Сделка северных капиталистов с имущими классами южных штатов резко ограничила демократические достижения Гражданской войны и свела на нет формально провозглашенное политическое равноправие негров. Американский город и американская деревня все сильнее испытывали гнет капитала. Позицию Твена в эти годы еще нельзя назвать антикапиталистической, но в нем неуклонно крепнет критическое отношение к буржуазному порядку.

В 1882 году, собирая материал для второй части своей книга "Жизнь на Миссисипи", Твен предпринял путешествие вниз по реке Миссисипи, посетил снова памятные места своей юности и родной городок Ганнибал ("Санкт-Петербург" в книгах о Томе и Геке). Это путешествие, вскоре после которого Твен вернулся к работе над "Приключениями Гекльберри Финна", имело для писателя двоякое значение. Во-первых, жизнь, знакомая Твену по воспоминаниям юности, предстала перед ним в свете социальных перемен, происшедших в ней за три десятилетия, и романтизирующая дымка, сквозь которую он смотрел на свое детство, в значительной мере рассеялась. Во-вторых, пестрые и дробные впечатления молодых лет на Миссисипи стали вырисовываться перед его взором зрелого художника как "эпос реки Миссисипи", - исполненная серьезного социального значения и безвозвратно уходящая в прошлое страница американской истории. Можно проследить конкретное взаимодействие "Жизни на Миссисипи", над которой в это время работал Твен, и ждавшей своей очереди рукописи о Геке Финне. Целая глава из "Приключений Гекльберра Финна", посвященная нравам плотовщиков старого времени, была перенесена Твеном, со специальной авторской оговоркой, в "Жизнь на Миссисипи". В то же время в "Жизни на Миссисипи" содержатся в зачаточной форме некоторые важные сюжетные мотивы "Приключений Гека Финна". Так, например, рассказ о родовой вражде Дарпеллов и Уотсонов в XXVI главе первой части "Жизни на Миссисипи" развернут в одной из ярчайших глав "Гекльберри Финна", посвященной кровавой распре Грэпджерфордов и Шепердсонов.

На титуле первого издания "Приключений Гекльберри Финна" было указано: "Время действия - сорок или пятьдесят лет тому назад". В книге изображена американская жизнь 40-х годов XIX века, еще не расшатанная в своих основах глубокими противоречиями, которые привели страну через два десятилетия к Гражданской войне. Однако "Приключения Гекльберри Финна" лишены лучезарности "Приключений Тома Сойера", и душевная чистота героев оттенена сумрачными картинами повседневной жизни общества, в котором они живут. Резкие антитезы повести, противопоставление неимущих и бескорыстных Гека и негра Джима насильникам, стяжателям и бесчестным проходимцам, с которыми они сталкиваются в своих странствиях, а равно и противопоставление опоэтизированной великой реки грязным городкам на ее побережье характеризуют становление новых критических взглядов Твена на американскую жизнь как в ее прошлом, так и в ее настоящем.

Проблема рабовладения, занимающая в повести столь значительное место в связи с тем, что Гек укрывает беглого раба, не ставится Твеном в политическом плане. Однако социально-психологическая сторона проблемы освещена им с большой глубиной. Негр Джим, едва ощутив волю, немедля замышляет насильственное похищение своей семьи у плантатора. Гек, наделенный автором цепко укоренившимися предрассудками рабовладельческого общества, рассматривает свою помощь беглому рабу как социальное и моральное грехопадение, но, движимый чувством справедливости и дружбы к Джиму, готов скорее "гореть в аду", нежели отказаться от помощи невольнику.

В итоге маленький плот, на котором плывут по Миссисипи беспризорный мальчуган и беглый негр-невольник, становится как бы средоточием подлинно человеческих отношений посреди окружающей жестокости, фальши и обмана.

Автобиографический материал играет в "Гекльберри Финне" существенную роль, хоть и меньшую, чем в "Томе Сойере". В основе изображенных в повести взаимоотношении Гека и Джима лежит реальный факт из детских воспоминаний Твена. Бенсон Блэнкеншип, старший брат Тома Бленкеншипа (прототип Гека Финна), нищий рыбак из Ганнибала, долгое время укрывал беглого негра-раба, не соблазняясь объявленными за его поимку наградами и не страшась мести рабовладельцев. К детским воспоминаниям Твена восходит и столь значительный эпизод повести, как убийство Боггса в XXI главе. (В рукописи своей "Автобиографии" после описания убийства пьяного Смарра богатым коммерсантом Оусли на главной улице Ганнибала Твен приписывает на полях: "Смотри "Приключения Гекльберри Финна".) В то же время такие содержательные и характерные картины американской жизни, как родовая вражда Грэнджерфордов и Шепердсонов в XVII и XVIII главах повести, молитвенное собрание в XX, похождения "короля" и "герцога" в арканзасских городках, сцены буржуазно-мещанского быта и мошенническая афера вокруг наследства кожевника Уилкса в XXV - XXIX главах, - не автобиографичны и являются результатом художественного обобщения обширного и разнообразного социального материала.

Твен планировал еще более широкое введение в повесть описательно-бытовых мотивов, связанных со странствиями Гека, что видно из опубликованных в 1940 году его черновых записей к "Приключениям Гекльберри Финна". В одной из таких заметок сказано: "Он (Тек. - А. С.) услышит беседу арканзасских женщин, покуривающих свои трубки за вязанием, сплевывающих сквозь зубы, их нескончаемые излияния о сестрице такой-то и братце таком-то, о том, что случилось с таким-то и таким-то, о том, как звали первую жену такого-то. Очень религиозны. Ездят в церковь за 10 - 15 миль и привязывают лошадей к стволу дерева. В разговоре упоминают европейских монархов и путают их, по невежеству, с царями из библии".

На XXXI главе повести Твен прерывает свою социальную панораму и завершает книгу главами, посвященными придуманной Томом Сойером игре - "побегу" из неволи уже свободного, хоть и не знающего еще о своем освобождении, Джима. Эти заключительные главы, при всех своих бытоописательных и юмористических достоинствах, возвращают читателя к традиции "Приключений Тома Сойера" и являются в этом смысле художественным отступлением автора от нового содержания, вложенного им в "Приключения Гекльберри Финна".

"Приключения Гекльберри Финна" - вершина творчества Твена. Положительные герои книги - Гек и негр Джим - по глубине и верности художественной характеристики принадлежат к лучшим его созданиям. Сатира и юмор насыщены социальным и психологическим содержанием. В изображении национальной жизни и природы, в народности художественного языка книга Твена была выдающимся достижением американской литературы и во многом предопределила реалистические тенденции ее дальнейшего развития. Известны слова Эрнста Хемингуэя: "Вся новейшая американская литература вышла из одной книги Марка Твена, которая называется "Гекльберри Финн".

Немедленно по выходе из печати "Приключения Гекльберри Финна" подверглись преследованиям в США со стороны консервативно-ханжеской буржуазной общественности. И в настоящее время, когда повесть Твена признана классическим произведением американской литературы, нападки на нее в США не прекращаются.

Вышедшая в 1889 году историко-фантастическая повесть Твена "Янки из Коннектикута при дворе короля Артура" также является знаменательным шагом в его творчестве и идейно-политическом развитии. Рождение замысла повести относится к осени 1884 года, когда Твен сделал следующую запись в своем дневнике: "Когда мы с Кейблом (Джордж Кейбл, известный американский писатель и друг Твена. - А. С.) разъезжали с публичными чтениями, он где-то достал "Смерть Артура" и дал мне почитать. Я принялся мысленно строить план книги". Читая "Смерть Артура", собрание средневековых легенд о короле Артуре и рыцарях Круглого Стола в изложении английского писателя XV века Томаса Мэлори, Твен решил, отталкиваясь от сюжета артуровских легенд и пародируя их, атаковать европейскую феодальную традицию и ее пережитки: наследственную монархию, сословное деление общества, государственную церковь. Попутно Твен решил нанести удар по идеализации и стилизации средневековых романов (в частности артуровского рыцарского цикла) в творчестве Теннисона, прерафаэлитов и других неоромантиков 1880-х годов. Характер сатирического замысла Твена во многом определяется фантастическим элементом повести. Твен переносит американского рабочего-механика, своего современника, в Англию VI века, ко двору короля Артура и "сталкивает лбами" феодализм и новейшую буржуазную демократию американского образца. Сперва Янки принимает решение реформировать королевство Артура в духе государственных институтов буржуазной демократии и новейшего научного знания. Когда ему это не удается, он пытается произвести революционный антифеодальный и антимонархический переворот, но терпит неудачу.

Критика феодальной традиции занимает в художественных произведениях и в публицистике Твена видное место и может считаться одной из важнейших тем его творчества, Однако, если в своих ранних произведениях Твен использует эту критику для прославления американской буржуазной демократии и для противопоставления ее Европе, то в "Янки из Коннектикута" это противопоставление не имеет уже того наивного и прямолинейного характера, как, например, в "Простаках за границей".

Вторая половина 80-х годов в США ознаменовалась глубоким экономическим кризисом и бурным подъемом рабочего движения. Твен не мог пройти мимо столь важных событий в жизни своей страны. На президентских выборах 1884 года Твен порвал с республиканской партией, запятнавшей себя продажностью и угодничеством перед капиталистами, а в 1886 году, в ответ на развернувшуюся в США травлю передового рабочего движения, выступил с речью "Новая династия" (увидевшей свет лишь в 1957 году), в которой объявил себя сторонником трудящихся масс и высказал уверенность, что пролетариату суждено создать новый, справедливый общественный порядок. Хотя Твен остается чужд идеям социализма и неясно представляет себе, как должна развиваться политическая борьба рабочего класса, он приходит к обобщенной, постановке вопроса - о несправедливости всякого социального порядка и государственного строя, основанного на угнетении и эксплуатации трудящихся, и обосновывает право порабощенного народа на насильственное ниспровержение гнета эксплуататоров. Эта позиция Твена отражена и в "Янки из Коннектикута". Герой Твена восстает против паразитизма господствующих классов в королевстве Артура, против жестокого надругательства над правами народа, против бесчеловечной эксплуатации бедняков, против духовной диктатуры клерикалов. Чтобы покончить с бедствиями феодализма, он хочет ввести буржуазно-демократический порядок. Однако, отстаивая буржуазно-демократические принципы и поясняя их людям VI века, Янки вынужден приводить примеры, показывающие, что буржуазная демократия имеет серьезные пороки. Читатель узнает, что в США XIX века существуют нужда, безработица, социальное неравенство. Беседа Янки с деревенскими ремесленниками (в главе "Политическая экономия шестого века") на тему о номинальной и реальной заработной плате и о профессиональной организации рабочего класса вскоре по выходе книги Твена в свет получила популярность в среде американских и английских рабочих и, как свидетельствуют историки рабочего движения, не раз читалась на рабочих собраниях. Следует отметить, что некоторые важные мотивы этой главы, а равно и другие публицистические отступления, разбросанные в повести, прямо перекликаются с названной выше речью Твена в защиту американского пролетариата. Твен делится с читателем своими заветными мыслями, продиктованными политической современностью, и в этом смысле его историко-фантастическая повесть может быть названа актуальной и злободневной.

Историзм Твена в "Янки из Коннектикута" условен. Твен сохраняет основных персонажей, действующих в легендах артуровского цикла, - короля Артура, королеву Гиневру, волшебников Моргану и Мерлина, рыцарей Ланселота, Галахада и др., - однако рисуемые им картины по большей части имеют в виду критику феодализма вообще. В предисловии к повести Твен защищает свое право на такую трактовку исторического материала, заявляя, что если какой-нибудь закон или обычай, им описанный, и относится к позднейшему времени, то можно быть уверенным, что "в те отдаленные времена его заменял другой закон или обычай еще худший".

Сюжет повести - столкновение американца XIX столетия с феодальной цивилизацией - дает Твену множество поводов для остроумной критики "романтики средневековья" и служит неиссякаемым источником остропародийных и комических ситуаций. Однако далеко не во всех случаях, когда Твен противопоставляет высмеиваемым им средневеково-рыцарским обычаям обычаи современной Америки, ему удается одержать полную художественную победу. Твен во многом еще связан буржуазно-утилитаристским взглядом на жизнь и искусство и, заставляя рыцарей короля Артура выступать в роли коммивояжеров и играть на бирже, он не всегда замечает, что эти "почтенные" буржуазные занятия не могут быть ни в моральном, ни в эстетическом плане противопоставлены как идеал нравам и обычаям ушедших исторических эпох и что биржевой маклер не менее подлежит осмеянию, чем странствующий рыцарь.

А. Старцев

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2015
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://s-clemens.ru/ "S-Clemens.ru: Марк Твен"