предыдущая главасодержаниеследующая глава

Вступление

Литературное наследие Марка Твена вошло в сокровищницу мировой культуры, став достоянием трудового человечества.

Великие демократические традиции в каждой национальной литературе живой нитью связывают прошлое с настоящим, освящают давностью благородную борьбу передовой литературы за мир, свободу и счастье человечества.

Марк Твен
Марк Твен

За пятидесятилетний период своей литературной деятельности Марк Твен - сатирик и юморист - создал изумительную по глубине, широте и динамичности картину жизни народа.

Несмотря на препоны, которые чинил ему правящий класс США, борясь и страдая, преодолевая собственные заблуждения, Марк Твен при жизни мужественно выполнял долг писателя-гражданина и защищал правду в произведениях, опубликованных после его смерти. Все лучшее, что создано Марком Твеном, отражает надежды, страдания и протест широких народных масс его родины. Эта связь Твена-художника с борющимся народом определила сильные стороны творчества писателя, сделала его одним из виднейших представителей критического реализма.

Марк Твен, проживший большую жизнь (1835-1910), был свидетелем общественно-политических событий огромной важности: Гражданской войны между Севером и Югом (1861-1865); нараставшего рабочего движения; знаменитой первой в мире первомайской всеобщей забастовки 1886 года - той, которая, по выражению Ф. Энгельса, охватила страну, "как степной пожар"; могучего народного движения в США в 80-90-х годах и гневного антиимпериалистического протеста 1899-1902 годов.

Очевидец событий, говорящих о растущей активности народных масс, ожесточенных битв между народом и буржуазной правящей верхушкой, Марк Твен выбрал свое место в этой борьбе - на стороне народа. Буржуа он многократно изображал в виде тупой, косной и бесчеловечной силы, антинародной во всех своих проявлениях - в частной, экономической и общественно-политической жизни.

Марк Твен-реалист вел сложную, длившуюся десятилетиями, литературную борьбу с неоромантиками, с псевдореалистами буржуазной апологетической литературы. Его борьба за реалистическую эстетику была теснейшим образом связана с борьбой за развитие демократической литературы.

Марк Твен обладал талантом ярким, самобытным, писал увлекательно и правдиво. Демократичность и гуманизм его лучших произведений снискали ему любовь и уважение читателей многих стран мира.

Подчинить творчество Марка Твена своим целям - за это американская буржуазия активно боролась при жизни писателя; после его смерти борьба за его наследие между прогрессивными и реакционными силами стала еще напряженней; она продолжается и сейчас, приобретая все большую остроту.

Реакционная буржуазная критика была враждебна по отношению к живому Марку Твену - либо замалчивала его произведения, либо заявляла, что он - "чужеродное тело в американской литературе", либо фальсифицировала характер его творчества. Миф о Марке Твене как о "шуте" и "забавнике" принес писателю при жизни много горя и унижений.

В год смерти Марка Твена буржуазные критики хором повторяли, что он был только "паяцем". Поэтесса Ада Фостер Мюррей в стихах обращалась к нему так: "великий мастер шутовских колокольчиков". Первые защитники Твена, отмечавшие историческое значение его творчества,- профессора Брандер Мэтьюз, Арчибальд Хендерсон, В. Фелпс,- выражали не только свое мнение, но отражали любовь американского народа к писателю и его поистине огромную популярность. Арчибальд Хендерсон в своей книге о Марке Твене (1911) назвал его "одним из наивысших литературных гениев своего времени"*.

* (A. Henderson, Mark Twain, London, 1911, p. 66. Полные данные о книгах и материалах, упоминаемых в ссылках, будут приведены только в первый раз, при последующих ссылках на эти же издания будут указываться автор, название книги и страница. Ссылки на общеизвестные произведения Марка Твена даваться не будут.)

Примечательно, что в России, где Марк Твен был очень любим читателями, в год его смерти было предпринято второе издание собрания сочинений*, а в 1911 году появилось полное собрание сочинений**. Весть о смерти Марка Твена в России вызвала появление проникновенной и тонкой статьи А. И. Куприна "Умер смех", в которой русский писатель дал одно из лучших определений стиля Марка Твена и указал на значение его творчества во всемирной литературе***.

* (М. Твен, Собр. соч., т. 1 - 11, СПб. 1910-1913, Библиотека "Сатирикона". Первое собрание сочинений Марка Твена в России вышло в 1896-1898 гг., СПб., т. 1-11. Первое собрание сочинений Марка Твена в США появилось в 1899-1922 гг.)

** (М. Твен, Поли. собр. соч. под редакцией и с критико-биографическим очерком И. Ясинского (Максима Белинского), кн. 1-28, СПб. 1911.)

*** (Статья А. И. Куприна "Умер смех" предпослана в качестве предисловия к т. 7 второго собрания сочинений Марка Твена.)

После первой мировой войны, когда в идеологической жизни США наметилась тенденция пересмотреть ранее установившиеся оценки, вышла в свет книга радикально настроенного буржуазного историка литературы Ван Уик Брукса "Испытание Марка Твена" (1920). Брукс объявил творчество Марка Твена "неполноценным" (Марк Твен - "жертва прерванного развития", "большой писатель в потенции") и сделал вывод, что Твен "начинал как сатирик", а под давлением буржуазной среды превратился в юмориста ("загубленный талант", "талант извращенный"). Таким образом, отрицалось объективное значение творчества Твена-сатирика, чье искусство достигло расцвета именно в поздний период своего развития. Неправильные оценки Брукса были столь искусно скрыты социологическими рассуждениями о вине буржуазии по отношению к литературе и талантам, что под воздействие книги Брукса попали многие критики и писатели США и Европы, выступившие с протестом против "двойной жизни" Марка Твена. Они требовали от него подвига и "жертвы", на которые сами обвинители никогда бы не отважились. При этом забывались и конкретные общественные условия, в которых жил Марк Твен, и его несомненные гражданственные заслуги, например то, что в начале XX века Марк Твен оказался в центре народного антиимпериалистического движения и сделал для него больше, чем все его критики, вместе взятые*.

* (В их числе был Эптон Синклер, который в своей книге "Искусство мамоны" яростно упрекал Марка Твена в том, что тот якобы продал свою душу буржуазии.)

За полустолетие американская твенология проделала сложный путь, пройдя через фрейдистские, формалистические и другие преграды.

Многие американские литературоведы - А. Пейн, Б. Де Вото, Г. Беллами, Е. Бранч и другие считают Марка Твена сатириком, но "сатирой" в их понимании оказываются бытовые рассказы, мелкие зарисовки. Назвать сатирой "Как меня выбирали в губернаторы", или "Письма китайца", или "Человека, совратившего Гедлиберг", или "Соединенные Линчующие Штаты" никто из них не решается. Сделать это - значило бы признать огромное социальное и политическое значение сатиры Твена.

Характер американской буржуазной твенологии правильно оценил Т. Драйзер. В 1935 году он писал: "...Марк Твен ни в какой мере не получил еще у нас должной оценки, и я сомневаюсь, чтобы он вообще был по-настоящему оценен в Америке при ее современном интеллектуальном развитии. Дело в том, что с сохранением "доброго имени" Твена связаны значительные финансовые выгоды, которые принимаются и (можете не сомневаться) будут приняты в соображение"*.

* (Т. Драйзер, Собр. соч., Гослитиздат, М- 1954, т. 11, стр. 586-587.)

Действительно, издание книг "веселого Твена", "чей сердечный юмор никого не задевал", выгодно в прямом, меркантильном смысле этого слова.

Вот почему буржуазная критика внушает рядовому читателю: "...видимо, неоткрытого осталось уже мало. Пожалуй, нам пора успокоиться и попросту наслаждаться величайшим из наших юмористов"*. Стремясь подорвать доверие широких слоев читателей к правдивому писателю-обличителю, реакционеры не стесняются заявлять, что их целью является "восстановить образ той наивной и примитивной личности", какой якобы "был в действительности Марк Твен"**.

* (Из рецензии на письма Марка Твена, изданные в 1949 г.; рецензия напечатана в журнале "Saturday Review of Literature" 28 января 1950 года.)

** (Из рецензии на письма Марка Твена, изданные в 1949 г.; рецензия напечатана в журнале "Saturday Review of Literature" 28 января 1950 года.)

Не мудрено, что литературное наследие Марка Твена столь медленно извлекается из-под спуда.

В США до сих пор нет академического издания произведений Марка Твена. Его рукописи рассеяны по всей стране, многие из них - в руках частных лиц. Родственники писателя по главам и листам распродали рукописи "Простаков за границей", "Позолоченного века", "Странствований за границей" и большое количество писем. Рукопись "Принца и нищего" затеряна, и неизвестно, сохранилась ли она вообще.

В Америке нет научного учреждения, которое объединяло бы ученых, изучающих наследие Марка Твена, и вело бы систематические публикации из его литературного архива.

Крошечная юмористическая заметка молодого Твена о дамских модах перепечатывается из издания в издание, а его памфлеты, сатирические рассказы и политические статьи десятилетиями находятся под запретом. Так, "Соединенные Линчующие Штаты", "Дервиш и дерзкий незнакомец" увидели свет тринадцать лет спустя после смерти Марка Твена, "Письмо ангела-хранителя" впервые опубликовано лишь в 1946 году, полный текст рассказа "Визит капитана Стормфилда" - в 1952 году; долгие десятилетия была погребена в архивах Калифорнийского университета боевая статья Марка Твена "Рыцари труда" - новая династия", впервые опубликованная лишь в 1957 году; ядовитое "Приветствие от XIX века XX веку" нигде не перепечатывается целых полстолетия, а из сатирической "Необычайной международной процессии", состоящей из 22 страниц, известны лишь фрагменты.

"Международное твеновское общество", организованное в 1930 году дальним родственником Марка Твена, Кириллом Клеменсом, превращено в деловое предприятие. Учредив "золотую медаль Марка Твена" и звание "рыцарь Марка Твена", предприимчивый потомок самым беззастенчивым образом стал торговать именем своего великого предка. Лиц, достойных наград "Международного твеновского общества" ("за достижения и успехи в различных областях человеческой деятельности"), Кирилл Клеменс находит главным образом среди махровых представителей реакции и фашизма. Так, первая "золотая медаль Марка Твена" была вручена Бенито Муссолини с надписью: "Великому воспитателю"* а недавняя - Чан Кай-ши. Чудовищная профанация имени писателя-гуманиста, беспощадного врага реакции, совершается безнаказанно на глазах у многочисленных твенологов, которые имеются в каждом американском университете. Ни у кого из них не вызывает гневного возмущения тот факт, что "рыцарями Марка Твена" стали такие мракобесы и реакционеры, как генерал Риджуэй, Чан Кай-ши и им подобные "деятели человечества".

* (Вручая ее, Кирилл Клеменс сравнил Муссолини с Наполеоном, выпросил у "дуче" его фотографию в военной форме и все подробности этого свидания описал в своей претенциозной книге "Мой кузен Марк Твен" (1939).)

В США имеются прогрессивные писатели и ученые, сделавшие вклад в твенологию. Для Теодора Драйзера Марк Твен был "великим мыслителем" еще тогда, когда создавалась книга "Бей, барабан" (1919); позже с его именем Драйзер связывал возникновение американского "романа протеста"*. Первостепенное место в истории развития американского реализма отводил Марку Твену Эрнст Хемингуэй. Драгоценным наследием народа называет творчество Марка Твена современный публицист и критик Сэмюэл Силлен. Для прогрессивных литературных критиков США, выступающих на страницах "Дейли уоркер", "Политикал афферс", "Уоркер Мэгезин", "Мэссис энд Мейнстрим", творчество Марка Твена является "полем битвы"; сражаясь за Твена, они ведут борьбу за народную культуру.

* (Т. Драйзер, Собр. соч., т. 12, стр. 279.)

Если раньше прогрессивные ученые лишь отмечали, что Марк Твен - "величайший социолог в литературе" (суждение Арчибальда Хендерсона, высказанное в 1909 г.), что он - "великий социальный романист"*, то в настоящее время в США появляются обширные исследования на эту тему; к ним относится книга Филиппа Фонера "Марк Твен - социальный критик" (1958)**.

* (Granville Hicks, The Great Tradition, N. Y. 1933, p. 46.)

** (См. русский перевод: Ф. Фонер, Марк Твен - социальный критик, изд. "Иностранная литература", М. 1961.)

Теперь уже не принято называть Марка Твена "шутом публики". В книгах, вышедших в США за последние годы, имеются главы под такими названиями: "Место Марка Твена в литературе", "Марк Твен - мыслитель". Великому американскому писателю отдают должное; в наши дни американский литературовед Е. Г. Лонг пишет: "Марк Твен был художником с высоким человеческим духом, влюбленным в честь и правду"*.

* (Е. Н. Long, Mark Twain's Handbook, N. Y. 1957, p. 428.)

Борьбу за подлинного Твена ведут и советские литературоведы. В работах М. Мендельсона, А. Старцева, М. Алексеева, Р. Самарина, Р. Орловой, Т. Ланиной, А. Савуренок, З. Либман и других поставлена задача: изучить творчество писателя во всей его полноте и противоречивости, показать полную несостоятельность суждений тех критиков, которые принижают значение Марка Твена - памфлетиста и сатирика.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2015
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://s-clemens.ru/ "S-Clemens.ru: Марк Твен"