предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава XXVI. Серебряная лихорадка. - Состояние рынка. - Серебряные слитки. - Слухи. - Едем на прииск "Гумбольдт"

Мало-помалу и я заразился серебряной лихорадкой. Каждый день партии разведчиков отправлялись в горы, находили содержащие серебро залежи и пласты кварца и столбили участки. Несомненно, это был верный путь к богатству. Когда мы приехали в Карсон-Сити, большой рудник "Гулд и Карри" ценился в триста - четыреста долларов за фут1; в два месяца ценность его поднялась, до восьмисот. Еще год назад "Офир" стоил гроши, а теперь он шел чуть ли не по четыре тысячи за фут! Не оставалось ни одного рудника, который в короткий срок не достиг бы баснословной ценности. Кругом только и говорили, что о таких чудесах. Куда ни придешь, с утра до позднего вечера ничего другого не слышишь. Том такой-то продал свой пай в "Аманде Смит" за сорок тысяч долларов, а полгода назад, когда он открыл жилу, у него ни гроша не было за душой. Джон Джонс продал половину пая в "Плешивом орле и Мэри-Энн" за шестьдесят пять тысяч долларов в золоте и уехал в Штаты за семьей. Вдове Брюстер посчастливилось в "Золотом руне": она взяла восемнадцать тысяч долларов за десять футов, - а ведь траурного чепца купить не могла прошлой весной, когда каторжник Том убил ее мужа на поминках по Лысому Джонсону. Владельцы "Последней надежды" наткнулись на зальбанд2 из глинозема, предвещавший открытие богатой залежи, и вот уже каждый фут, шедший накануне за бесценок, сравнялся по стоимости с кирпичным домом; вчера им ни в одном кабаке по всей округе и рюмки не поднесли бы в долг, а нынче они уже вовсю дуют шампанское и вокруг них роем вьются закадычные друзья, - и это в городе, где они, за неимением приятелей, успели забыть, что такое поклон или рукопожатие. Джонни Морган, бездельник и лодырь, заночевал в канаве, - а утром проснулся обладателем ста тысяч долларов, так удачно для него решилась тяжба между рудниками "Леди Франклин" и "Теплая компания". И так далее и тому подобное - изо дня в день эти слухи жужжали вокруг нас, и общее возбуждение разгоралось все жарче.

1 (...ценился в триста - четыреста долларов за фут. - Ценность на фут - содержание металла по пробе, рассчитанное на один фут участка (стандартный, то есть имеющий установленную ширину).)

2 (Зальбанд - окраина горной жилы, отличающаяся по своему строению от средней части ее.)

Я был всего лишь человек - ни больше и ни меньше - и потому, как и все, потерял голову. Полные подводы серебряных слитков величиной со свинцовые чушки каждый день прибывали с фабрик, и это зрелище подтверждало фантастические рассказы, которыми меня пичкали. Я не выдержал и распалился едва ли не пуще всех.

Каждые два-три дня распространялась весть об открытии нового месторождения; газеты немедленно начинали кричать об его богатствах, и все избыточное население города кидалось туда, чтобы урвать свою долю. К тому времени, когда болезнь прочно угнездилась во мне, слава "Эсмеральды" уже закатывалась, и властно требовало к себе внимания новое месторождение - "Гумбольдт". Газеты подняли истошный крик: "Гумбольдт" - наиновейший из новых, богатейший из богатых! "Гумбольдт" - чудо из чудес сереброносного края!" И вот уже на один газетный столбец об "Эсмеральде" приходится два о "Гумбольдте". Я совсем было собрался ехать на "Эсмеральду", но не устоял и отдал предпочтение "Гумбольдту". Для того чтобы читатель мог понять, что повлияло на меня - и несомненно повлияло бы на него, будь он на моем месте, - я приведу одну из газетных заметок. Именно эта заметка и еще несколько других, написанных той же недрогнувшей рукой, укрепили мою веру. Я не стану пересказывать статейку, приведу лишь отрывок из нее - в том виде, как он появился на страницах "Дейли территориел энтерпрайз".

Что сказать о наших приисках? Я буду откровенен с вами. Я чистосердечно выражу свои мысли, основанные на тщательной проверке. Округ Гумбольдт - самый богатый минералами край на божьей земле. Все его горные кряжи просто лопаются от ценных пород. "Гумбольдт" - это подлинная Голконда1.

1 (Голконда - город в Индии; в древности - центр торговли алмазами.)

На этих днях проба одной только выходящей на поверхность породы показала четыре тысячи долларов па тонну! А недели две тому назад такая же поверхностная проба дала семь тысяч долларов на тонну! Наши горы так и кишат старателями. Каждый день, можно сказать - каждый час приносит новые поразительные открытия, свидетельствующие об изобилии богатств нашего благословенного края. Речь идет не только о серебре. Все указывает на то, что есть и золотоносные пласты. Недавно обнаружена киноварь. Менее ценные металлы найдены во множестве. Имеются указания на залежи битуминозного угля. Я всегда придерживался того мнения, что уголь - образование древесное. Некогда я говорил полковнику Уитмену, что в окрестностях Дейтона (Невада) нет признаков древесных залеганий в настоящем или в прошлом и что поэтому я не верю в его хваленые месторождения угля. То же самое я высказал окрыленным надеждой разведчикам в округе Гумбольдт. Я обсуждал этот вопрос с моим другом капитаном Бэрч. Мой скептицизм улетучился, когда я услышал от него, что именно в тех местах, о которых я говорил, он видел окаменелые деревья длиной в двести футов. Это бесспорно указывает на то, что некогда огромные лесные массивы осеняли этот глухой далекий уголок. Теперь я твердо уверовал в здешний уголь. Не сомневайтесь в минеральных богатствах округа Гумбольдт. Они колоссальны, неисчислимы.

Я позволю себе дать кое-какие разъяснения, дабы читателю легче было понять смысл этой статьи. В то время самым преуспевающим серебряным прииском в Неваде был наш сосед, "Золотой холм". Именно оттуда прибывало больше половины серебряных слитков. "Очень богатая" (и редкая) порода с "Золотого холма" давала от ста до четырехсот долларов на тонну, но обычно выход не превышал двадцати - сорока долларов; другими словами, каждые сто фунтов руды содержали серебра на один-два доллара. Но из приведенной выдержки читатель увидит, что в "Гумбольдте" содержание серебра составляло от четверти до половины общего веса. Другими словами, на каждые сто фунтов руды приходилось серебра на сумму от двухсот долларов до трехсот пятидесяти. Несколько дней спустя тот же корреспондент писал:

Я уже говорил о несметных, почти сказочных богатствах этого края, - они просто поражают. Наши горы битком набиты благородными металлами. Говорил я также о том, что наши горы по своему расположению самой природой предназначены для плодотворной разработки недр; и о том, что местность здесь, словно нарочно, создана для постройки фабрик. Но какова история "Гумбольдта"? Рудник "Шеба" принадлежит энергичным капиталистам из Сан-Франциско. Видимо, наше несовершенное местное оборудование недостаточно для выделения металла из руды. Но владельцы, как я уже упоминал, но только вкладывают свой капитал, они и трудятся. Они усердно ведут разведку. Уже проложена штольня длиной в сто футов. Предварительные пробы дали столь благоприятные результаты и так велика всеобщая вера в решимость владельцев продолжать разработку, что акции рудника поднялись до восьмисот долларов. Я не стану уверять вас, что хотя бы одна тонна руды уже обращена в деньги. Но я знаю наверняка, что в нашем округе много месторождений, где руда содержит еще больше металла, чем на руднике "Шеба". Прислушайтесь к расчетам его инженеров. Они предлагают отправлять обогащенную руду в Европу, Перевозка от Стар-Сити (ближайший город) до Вирджиния-Сити должна стоить семьдесят долларов за тонну; от Вирджиния-Сити до Сан-Франциско - сорок долларов за топну; оттуда до Ливерпуля - места назначения - десять долларов за тонну. Они высчитали, что стоимость выделенного металла окупит издержки по выемке руды, ее перевозке и обогащению и что, сверх того, им очистится тысяча двести долларов с каждой тонны. Допустим, что это преувеличение. Допустим, что их расчеты верны лишь наполовину, - и то это предвещает успех, какого еще не знала наша бурно развивающаяся территория.

По общему мнению, добыча многих наших рудников дойдет до пятисот долларов на тонну. Такое изобилие полностью затмит и "Гулд и Карри", и "Офир" и "Мексиканца", расположенных по соседству с вами. Я привел подсчеты только одного единственного работающего предприятия. Ценность его подтверждается высоким курсом его акций. В округе Гумбольдт все помешаны на "футах". Города наши почти опустели. Они хиреют, как больная чахоткой девушка. Где же наши крепкие, мускулистые сограждане? Они рассыпались по ущельям и горным склонам. Следы их ведут во всех направлениях. Время от времени у нас появляется всадник. Конь его весь в мыле. Он соскакивает с седла у дверей своей мазанки, наскоро здоровается с соседями и мчится с образцами в пробирную контору, а оттуда к окружному инспектору. Наутро, обновив запас провианта, он снова пускается в путь по глухим нехоженым тропам. Он уже владеет тысячами футов! Он точно пиявка. У него ненасытная утроба акулы или удава. Он готов овладеть мирами металла.

Это нас доконало. Как только мы дочитали статью, четверо из нас решили ехать в Гумбольдт. И тут же стали собираться. А уж ругали мы себя за то, что так долго медлили! Вдруг - о ужас! - к нашему приезду уже откроют и разберут все богатые месторождения, а нам достанутся одни тощие жилы, которые дадут каких-нибудь двести - триста долларов с тонны! Еще час назад я считал бы себя богачом, владей я десятью футами на "Золотом холме", где можно было взять двадцать пять долларов с тонны; а теперь я уже не желал мириться с мыслью, что мне достанется жила, которая на "Золотом холме" показалась бы кладом.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2015
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://s-clemens.ru/ "S-Clemens.ru: Марк Твен"