предыдущая главасодержаниеследующая глава

"Налегке" (М. О. Мендельсон)

"Налегке" - одна из первых книг Марка Твена. Писатель приступил к работе над этим произведением в середине 1870 года, через год после выхода в свет "Простаков за границей".

Снова Твен решил создать путевые очерки, окрашенные в юмористические тона. Но на этот раз он хотел описать не Европу и "святые места" в Палестине, а отдаленные области Америки, где он жил в 1861 - 1866 годах, и Сандвичевы (Гавайские) острова.

Глава издательской фирмы "Америкен паблишинг компани" Э. Блис, который нажился на "Простаках" и надеялся, что Твен напишет еще одну столь же популярную книгу, торопил писателя. Предполагалось, что Марк Твен завершит "Налегке" еще в 1870 году. Однако книга не была сдана в намеченный срок. По-видимому, тема ее вначале не очень привлекала Твена. Он даже предложил издательству написать взамен "Налегке" какое-нибудь другое произведение.

Из писем Марка Твена видно, что в 1871 году он начал с увлечением работать над новой книгой. К этому времени он стал яснее представлять себе значение тех сторон американской жизни, которые ему довелось наблюдать в Неваде и Калифорнии.

О некоторых страницах прошлого писателю напомнили полученные им путевые заметки брата, Ориона Клеменса, совместно с которым он в свое время совершил поездку на Дальний Запад. Весною 1871 года в гости к писателю приехал его друг Джозеф Гудмен, редактор невадской газеты "Территориел энтерпрайз", в которой Твен служил некоторое время репортером и фельетонистом. Гудмен помог Твену воскресить т, памяти разные эпизоды их совместной жизни в районах добычи золота и серебра. Писатель переработал для книги ряд собственных корреспонденции с Гавайских островов, опубликованных в американской печати в 1866 году.

Книга "Налегке" вышла в свет в феврале 1872 года. Издательство "Америкен паблишинг компани" решило распространять новое произведение Марка Твена, как ранее "Простаков", не обычным путем - через книжные лавки, - а при помощи целой сети агентов, которые ходили из дома в дом, предлагал книгу покупателям. Популярность Марка Твена уже была так велика, что предварительная подписка сразу достигла весьма значительной цифры. Однако общий тираж "Налегке" оказался в конце концов не столь большим, как тираж "Простаков за границей".

В "Налегке" рассказывается о виденном и пережитом с середины 1861 года, когда Твен вместе с братом отправился в Неваду, и до конца 1866 года, когда он, вернувшись из путешествия на Сандвичевы острова, покинул Дальний Запад. На первый взгляд книга представляет собою чисто автобиографическое произведение. Твен подробно - в хронологической последовательности - рассказывает о многих событиях собственной жизни. Он повествует, например, о трудностях поездки в почтовой карете из Сент-Джозефа в Карсон-Сити, о безуспешных попытках найти золото и серебро в Неваде, о работе в газете "Территориел энтерпрайз", о переезде в Сан-Франциско и т. д.

В книге есть вполне достоверные описания быта старатзлей, чудес природы (например, кратера одного из действующих гавайских вулканов в ночное время) и т. д. Однако в новом произведении, даже шире, чем в "Простаках за границей", Твен прибегает к художественному вымыслу. В книге встречаются вставные анекдоты и пародии, самые невероятные комические эпизоды, не имеющие никакого отношения к изображаемым событиям, юмористические сценки, в центре которых вымышленные персонажи. Писатель юмористически утрирует реальные факты своей жизни.

Рассказчик и главный герой книги в некоторых отношениях совсем не похож на Сэмюела Клеменса - старателя, журналиста и путешественника. Марк Твен то и дело изображает себя в книге "Налегке" комическим простаком, совершающий смехотворно нелепые поступки, или даже эгоистом, трусом.

Небезынтересно, что Твен обходит молчанием некоторый существенные факты из своей жизни в 1861 - 1866 годах или же говорит о них мимоходом. Читатель, знакомясь в первых главах "Налегке" с длинным описанием поездки обоих Клеменсов в Неваду, не скоро поймет, что все это происходило в начале Гражданской войны. Автор шутливо объясняет причину своего решения сопровождать брата, хотя в действительности оп отправился на Дальний Запад в силу чрезвычайно серьезных обстоятельств. О них стоит упомянуть.

В годы, предшествовавшие войне Севера и Юга, Марк Твен работал лоцманом на реке Миссисипи. Начавшиеся военные действия прервали нормальное движение пароходов на реке, и Твен оказался не у дел. Вскоре он вступил в армию южан и даже получил чин лейтенанта. Прошло несколько недель, и он дезертировал.

Лучше разобравшись в том, что происходит в родной стране, Твен решил больше не служить в войсках рабовладельцев. Однако многие поборники дела Севера в родном штате Миссури считали его сторонником вражеской армии.

Марк Твен ухватился за предложение брата поехать о ним в далекую Неваду прежде всего потому, что искал выхода из создавшейся сложной ситуации. В книге "Налегке" обо всем этом нет ни слова.

Писатель порою обходит "острые углы" не только там, где речь идет о его личной судьбе. Противоречия в мировоззрении молодого Твена как американского буржуазного демократа проявляют себя в новом произведении, пожалуй, даже резче, чем в "Простаках за границей".

Обстановка, создавшаяся в Неваде в разгар золотой и серебряной лихорадки, то и дело предстает перед читателем книги "Налегке" в приукрашенном виде, о невзгодах, выпадавших на долю старателей, говорится шутливо, со смягчающим юмором. Царящий в США дух предпринимательства, дух спекуляции, азарта зачастую не отталкивает, а привлекает писателя.

Идейная ограниченность Твена тех лет сказывается в частности на его отношении к индейцам. Как и в "Простаках за границей", писатель издевается над исконными хозяевами Америки, нередко говорит о них с неприкрытой враждебностью. Есть немало поспешного и легкомысленного в суждениях Твена о гавайцах. Следуя традициям буржуазной печати, он порою расхваливает миссионеров, поселившихся на Гавайских островах. Непродуманным представляется насмешливое отношение писателя к невадскому журналисту Виганду, автору длинного письма, которое приведено в одном из приложений к книге. Каковы бы ни были личные недостатки Виганда, он выступал против Шарона и других крупных капиталистов Калифорнии и Невады, которые действительно не стеснялись в средствах для достижения своих хищнических целей. Некритическое отношение Твена к власть имущим, к богачам дает себя чувствовать и на других страницах произведения.

На рубеже XIX и XX веков, когда Соединенные Штаты стали империалистической державой, Марк Твен в своих "Деревенских жителях, 1840 - 43" (это произведение до сих пор но опубликовано и известно лишь в отрывках) назвал открытие золота в Калифорнии национальным бедствием для Америки. По его выражению, погоня за богатством, связанная с золотоискательством, "породила ту жажду денег, которая стала сегодня привычной, ту жестокость, тот цинизм, которые представляют собой дух нашего времени". Жажда денег, цинизм и жестокость давали себя знать и в Неваде как раз в те годы, когда там жил Твен.

В период работы над книгой "Налегке" писатель еще был далек от мыслей, которые он выразил в своих сатирических произведениях последних десятилетий жизни.

Тем не менее, прочитав "Налегке", узнаешь много интересного об американской действительности тех лет, когда капиталистическая индустрия США делала первые большие шаги на путях, которые к концу XIX века вывели ее на первое место в мире. Присущие Твену симпатии к простым людям позволили ему, несмотря на буржуазные иллюзии, увидеть и рассказать кое-что существенное о том, какой ценой были достигнуты в Америке успехи в области развития производительных сил страны.

Мы узнаем из книги, что те "двести тысяч" здоровых и сильных мужчин, которых золотая и серебряная лихорадка привела в Калифорнию, в большинстве своем "состарились и одряхлели преждевременно", "погибли от пули или ножа" или "умерли, не вынеси горечи обманутых надежд".

Перед нами раскрывается облик страны, где человеческая жизнь ценится чрезвычайно дешево, где убийства совершаются по любому поводу и без повода, а бандиты являются "блюстителями порядка".

Вдумчивый читатель поймет, что часто Твен в шутливой форме говорит об очень серьезных вещах, о мучительных переживаниях (вспомним, к примеру, его краткий рассказ о работе на обогатительной фабрике).

В "Налегке" есть не только смягчающий юмор. В книге звучат и сатирические ноты. Твен не всегда хвалит миссионеров, он говорит о них и с насмешкой. Он пародирует фальшивые "патриотические" речи и слащавые произведения литературы, высмеивает лицемерие, показывает, какую роль играют кабатчики в политической жизни Невады, и т. д.

Многие из вставных комических рассказов в "Налегке" связаны с фольклорной традицией (это относится в частности к юмореске о баране).

Книга "Налегке" не принадлежит к числу самых удачных произведений Твена, но все же некоторые ее главы свидетельствуют об известном росте художественного мастерства писателя по сравнению с "Простаками за границей". В юмористическом диалоге Твена появляются новые краски, он создает более яркие образы. Небезынтересно, что, перерабатывая для книги свои старые корреспонденции, Твен исключил из них ряд эстетически сомнительных мест.

Новый перевод книги сделан по авторизованному собранию сочинений Твена, которое появилось в США при жизни писателя, на рубеже XIX и XX веков, под маркой издательства "Харпер".

М. Мендельсон

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2015
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://s-clemens.ru/ "S-Clemens.ru: Марк Твен"